Супрун о смерти онкобольных

— Переходим к первому вопросу повестки дня о рассмотрении отчета о результатах аудита эффективности использования средств государственного бюджета, выделенных Министерству здравоохранения Украины для лечения граждан за рубежом.

Пожалуйста, Василий Иванович.

— Имею честь представить вашему вниманию отчет о результатах аудита эффективности использования средств, которые выделялись в последнее время на лечение граждан Украины за рубежом.

Вы, наверное, обратили внимание на то, что отчет подано в несколько ином формате. Он удобен для чтения и структурирован в виде подразделений, каждый из которых содержит краткое резюме, законодательную базу, обнаруженный положение дел, заключение и рекомендации.

Это вполне соответствует международным стандартам и лучшей мировой практике.

Надеюсь, что такая форма подачи облегчит восприятие информации нашими основными пользователями, а именно: парламентом, правительством и обществом.

Ведь в каждом подразделении можно найти вывод, рекомендации к нему и понять правовые основания, именно аудиторские доказательства были собраны в отношении конкретного затронутой проблемы.

Думаю, что нам самим, будет, безусловно, легко потом оценить фактическое состояние выполнения рекомендаций, предоставленных в ходе отчета.

Кстати, это не является нашей собственной инициативе как коллектива авторов этого отчета, а есть выполнение решения заседания Счетной палаты от 13 сентября прошлого года, которым был утвержден соответствующий аудиторский отчет, который был подготовлен в рамках сотрудничества Счетной палаты с немецким обществом международного сотрудничества GSZ? И рекомендовано нам решением заседания проведения таких аудитов как неотъемлемого приложения к нашему будущему регламента.

По установленного положения дел и сделанных выводов.

Отмечу, что министерство здравоохранения фактически не выполнило рекомендации Счетной палаты, которые были даны еще в 2015 году.

Фактически, с 10 рекомендаций, которые были предоставлены, выполнены полностью только одну.

Целостную и прозрачную процедуру лечения украинских граждан на лечение граждан за рубежом, как и в предыдущий проверенный период, министерство не создало.

К сожалению, никакой ответственности за непринятие управленческих решений по имплементации тех рекомендаций, которые мы раньше давали в 15-м году, никто из должностных лиц министерства не понес.

Поэтому министерству связи стоит разобраться. И, как справедливо предложил член совета Яремчук Игорь Николаевич, с которым мы в рабочем порядке обсуждали этот отчет, удобным является его предложение привлечь виновных в этом к ответственности — за непринятие мер по реализации рекомендаций.

Огромной проблемой является недостатки нормативного обеспечения и те нормативно-правовые акты, которые два года определяли порядок направления граждан на лечение за границу.

Они фактически создали не условия для лечения, а создали условия для работы посредников при закупке услуг по лечению граждан за рубежом.

Порядок, в 2017 году был принят правительством относительно направления граждан на лечение 1079, он и сегодня является очень несовершенным и, по нашему мнению, не обеспечивает эффективного, действенного и прозрачного, самое главное прозрачного, регулирования и не устраняет коррупционных рисков, идентифицированы в ходе проведения аудита.

К сожалению, изменений в этих нормативных актов МЗ как главный распорядитель этих средств, своевременно не инициировало.

Несмотря на эти просчеты и допущен ряд других ошибок, объем ассигнований, представьте себе, из государственного бюджета, который выделялся на эти цели за последние 5 лет, неуклонно увеличивался и вырос за 5 лет в 12 раз.

Представьте, что в 2013 году это было 52 миллиона, и сейчас в 2017 году мы 628300000 гривен.

Однако главный распорядитель не обеспечил должного контроля за эффективным использованием этих средств.

И, принимая бюджетные обязательства, вы подумайте, это вопиющий факт бюджетного нарушения, не смог заключать соглашения с медицинскими учреждениями зарубежных стран, что является серьезным бюджетным правонарушением.

Ненадлежащей была работа и сотрудничество с благотворительными организациями, поскольку риски двойной оплаты и нерационального, неэффективного использования бюджетных расходов.

По качеству и результативности лечения, которое предоставлялось за рубежом, его качество и результативность Минздравом, к сожалению, никак оценивалось.

Цифры говорят сами за себя.

С направленных за счет средств государственного бюджета 358 граждан.

Имеющаяся информация — только 175. То есть 50% только является имеющаяся информация о результатах, кто и как пролечился.

А вот тех, что есть, 43 граждане умерли. То есть 25% умерли во время лечения или во время его завершения.

Идентификация этих причин, анализ, к сожалению, отсутствует.

Хочу отметить, что стоимость лечения за рубежом у 2 или даже в 5 раз в ряде случаев является дороже по сравнению с тем аналогичным лечением, которое может предоставляться здесь в Украине.

При этом увеличение объемов на лечение граждан за границей не только стимулирует решения социально значимой проблемы, ее развитие, нашей именно медицины и повышение их способности.

А фактически мы способствуем развитию медицины других стран.

Фактическое состояние использования средств характеризовался тем, что с нарушением действующего законодательства использовано 24 миллиона, говорю в гривнах.

Неэкономно, непродуктивно, нерезультативно — это 286 000 000.

В целом это составляет более трети от проверенных средств, которые потрачены на лечение граждан. То есть 994 миллиона.

То есть треть использовали с нарушениями, непродуктивно, нерезультативно, то есть не в коня корм.

При этом неэффективных управленческих решений МЗ, бюджетное ассигнование в сумме 19900000 гривен до конца 2016-2018 годов оставались неиспользованными.

У нас же есть кому поехать. Есть дети, люди, страдающие от этих болезней. Эти граждане Украины не получили соответствующего лечения.

Концептуальным является то, что в Украине не созданы надлежащие условия, в том числе правовые, для трансплантации органов и клеток.

И вследствие этого государство вынуждено тратить значительные бюджетные средства на организацию такого лечения за пределами страны.

При этом наши отечественные клиники и украинские специалисты по трансплантации органов и клеток является незадействованными.

Фактически для проведения трансплантации органов существующая в Украине клиническая база использовалась лишь на 9% или 27% от имеющейся мощности. А в отдельных учреждениях не используется вообще.

Для проведения трансплантации костного мозга задействовано было лишь чуть больше, чем на 60%.

Вместе с тем 90% граждан, которые были направлены за границу, нуждались именно в таком лечении. И имели возможность его получить в отечественных заведениях.

Очень справедливо, не могу не сослаться на статью Ольги Вадимовны ( Богомолец — УП ), в последней статье ее «Зеркалу недели», там было две статьи, одна именно посвящена проблеме, которую мы сейчас рассматриваем. Очень метко сказано:

«Катастрофическая, даже по сравнению с соседями, можно назвать ситуацию в Украине. Мы отстали от них на целую эпоху. У нас проводится 3 трансплантации на 1 млн населения, то есть 130 операций в год. При том, что более 5000 украинском ежегодно нуждаются в пересадке органов. почка — 2500 граждан получают пересадки, печень — 16500000 граждан, сердце — более 100 человек, костного мозга — 300. Это годовые данные. Это очень хорошая и правильная статья, там резюмировано направления законодательного урегулирования этих проблем.

А по нашему аудита. Министерство меры приняло. Более 6 лет не создана единая государственная информационная система трансплантации.

К этой системе, хочу объяснить, вносятся сведения о гражданах, которым требуется транплантации, и о лицах, заявивших о своем согласии или несогласии стать донорами в случае смерти.

Безусловно, нет также и разъяснения в соответствующих средствах массовой информации, разъяснения населению о необходимости существования и развития трансплантации и общественной пользы посмертного донорства.

Тоже вот у Ольги Вадимовны там есть «согласие» и «несогласие», такие понятия … Презумция согласия, презумция несогласия. Это должно быть … законодательство … создан соответственно для этого. Есть соответствующий законопроект.

Трансплантация органов имеет безусловные преимущества перед другими методами лечения по качеству и продолжительности жизни пациентов и значительно выгоднее с экономической точки зрения.

Но и министерством, и киевской городской государственной администрацией, где на территории которого есть соответствующие центры, много уже лет не принимают никакие меры по, например, решение вопроса предоставления Киевским центром трансплантации костного мозгу медицинской трансплантации всем гражданам украинским, которые в ней нуждаются.

А также восстановление проведения в Украине трансплантации стволовых клеток, это костный мизг от родственных доноров взрослому населению.

Тоисть в рамках даже существующей законодательной базы можно было бы это проводить.

Но к сожалению, никакие меры по этому поводу не употребляются. Центр не финансируется.

Те трансплантации, которые осуществляются, они проводятся только за счет спонсорской или благотворительной помощи средств граждан.

Оборудование, которое было закуплено раньше, во времена преступной власти (улыбается — УП), оно стареет и создает риски его функционирования, оно же время идет вперед, технологии развиваются.

Но мощность этого центра составляет 100 трансплантаций в год. То есть более 30% ежегодной потребности в государстве оно может закрыть.

К чему это может привести? Это может привести к тому, что мы потеряем вообще возможность проведения трансплантации костного мозга. А мы страна, которая страдает от Чернобыльской катастрофы (улыбается — УП).

Других же же много болезней сопутствующих. В результате увеличивается количество граждан, нуждающихся снова лечение за рубежом.

Опять будем финансировать иностранную медицину и возрастет нагрузка на государственный бюджет, усилится социальная напряженность.

На наш взгляд, при ознакомлении с отчетом министерство охраны объективно оценила сделаны выводы и обратила внимание, как нам кажется, на те риски, которые мы осветили в проекте отчета.

И, насколько я знаю, уже находится в процессе принятия адекватных мер по минимизации этих рисков и обеспечения продуктивного, результативного, экономного использования бюджетных средств.

Благодарю за внимание.