О чем молчат дитинологы?

Откровенно о том, о чем врачи обычно молчат: с какими собственными страхами и беспокойством пациентов они сталкиваются ежедневно в своей работе.

Детском анестезиологу (дитинологу), в отличие от взрослого, перед операцией и после нее приходится работать с двумя целевыми группами: родителями (и другими родственниками) и детьми.

Первую группу часто беспокоит страх наркоза у ребенка. Причины следующие:

— отсутствие достаточного осведомленности по этому вопросу;

— отрицательный собственный опыт анестезии

— не совсем адекватная информация из СМИ, форумов и т.

Обычно эти страхи исчезают после консультации врача-анестезиолога. Поэтому накануне операции у ребенка важно провести беседу с родителями.

Также родственники могут получить информацию из авторитетных СМИ (короткий постановочный видеоролик, статья в журнале, Facebook и т.д.) о том, что наркоз для ребенка при правильном подходе и технического обеспечения не повредит.

По другой группы — детей, здесь все зависит от возраста. Дети и подростки переживают, что им болеть, что они проснутся во время операции. Обычно такие страхи исчезают после беседы с анестезиологом, который доступно отвечает на вопросы ребенка. Мы стараемся избегать таких слов, как операция, хирургический пособие, уколы, резать, колоть, ведь дети ассоциируют их с болью. Мы заменяем их на синонимы: не укол, а бабочка, не операция, а хирургическое вмешательство. Также мы объясняем ребенку, что после такого лечения она выздоровеет, таким образом привлекая ее к лечебному процессу.

Дети младшего возраста требуют более тонкого психологического подхода. Ребенок может бояться медперсонала, если был негативный опыт (например, установка венозных катетеров, инъекции, диагностические процедуры). Также это может быть негативное отношение к незнакомым людям, особенно дети переживают, когда родителей нет рядом.

Некоторые дети знают о предстоящей операции, что может осложнить работу анестезиолога (дитинолога). Необходимость информировать ребенка о будущем оперативное вмешательство обычно сомнительна, хотя за рубежом это вопрос часто обсуждается. В любом случае врач-анестезиолог ищет индивидуальный подход к каждому ребенку.

Работа с детьми должна начинаться со знакомства и создания доверительной атмосферы. Обзор проводится в форме игры в присутствии родителей.

Обычно все процедуры проводят, когда ребенок спит. Для этого часто используют ингаляционную анестезию, когда ребенок дышит через маску и засыпает. Если она слишком волнуется, разрешается присутствие родителей. Также мы не против, чтобы ребенок был на руках у мамы или папы во время засыпания. Такие вопросы решаем индивидуально. Хотя дети охотно дышат через маску газом, особенно если дома уже пользовались небулайзером.

С какими проблемами чаще всего сталкивается дитинолог-реаниматолог

В арсенале детского анестезиолога является препарат мидазолам-сироп, который снижает психоэмоциональное напряжение у ребенка перед процедурами или операцией. К сожалению, в настоящее время у нас этот препарат отсутствует.

Наличие ароматизированных лицевых масок может значительно облегчить этап засыпания ребенка. Поскольку ингаляционный анестетик имеет, хотя и сладковатый, но резкий запах, и не всегда нравится ребенку.

Анестезию целесообразно проводить в операционной, а в специально оборудованной »не больничной» комнате. Многие дети тонко чувствуют и понимают атмосферу операционной.

С какими страхами приходится бороться реаниматологу-дитинологу

Врачи тоже болеют. А еще у них есть дети, которые тоже недужають. И тогда врачи нервничают и обращаются к своим коллегам. Как ни странно, но врачи тоже люди, поэтому им присущи человеческие страхи.

Врач выездной бригады всегда боится не успеть помочь ребенку. По дороге у него в голове крутится один вопрос: «Все ли так, как указано в карте выезда, или намного хуже?». Время приезда и расстояние при критических ситуаций имеют большое значение, ведь можно спасти жизнь, но при этом потерять личность малыша.
Контакт и доверие родителей за стрессовых ситуаций очень важны. Обычно родители напуганы, агрессивны, поэтому надо четко и быстро объяснить, что происходит, почему врач проводит те или иные манипуляции (снаружи, не для медика, это может выглядеть жутко). Также важно быстро рассказать о последствиях, чтобы не напугать и не обнадежить, если ребенок в крайне тяжелом состоянии.
Отказ родителей от введения гормонов (часто используется как эффективный экстренная мера, чтобы снять острое состояние и позволить менее быстрым препаратам помочь пациенту) или установки венозного катетера, необходимого для безопасного и бесперебойного вливания препаратов внутривенно, других препаратов (по разным причинам), которые необходимы для спасения малыша. Нередко осложняет оказание помощи категорический отказ от госпитализации детей в стационар (а как оставить тяжелобольного ребенка дома? Что с ним будет?).
Непрофессионализм и нерасторопность коллег.
Ошибиться.
В общем, каждому врачу нужно быть немного психологом и стратегом. Он должен знать, кому и что сказать. А кому и что вообще говорить не стоит. Каким бы равнодушным не казался врач, он всегда занимается состоянием пациентов, особенно детей. О внутренние волнения врачи всегда молчат, но взрослым следует об этом знать.

Ни один родитель не выдержит волнений врача, когда за дверью готовится к операции его ребенок. Но если такое случится, старайтесь сохранять спокойствие. Эта инсайдерская информация имеет не напугать, а научить. Вспомните, как трудно писать отчет, когда над вами стоят три начальника.