«Костыли для семьи». Почему центры поддержки семьи надо создать по всей Украине

Умерла мама или папа, заболела раком жена, ребенок получил инвалидность, потерял работу человек, началась война, дали о себе знать травмы детства — есть множество причин, способных подкосить любую семью.

Дети страдают, родители в растерянности, а от держинституций полноценной помощи ждать не приходится.

Семья остается наедине со своими проблемами и страхами.

По стратегии деинституциализации, по всей Украине со временем должны создать центры поддержки семьи, чтобы помочь семье и предупредить попадание детей в интернаты.

Как работают два таких учреждения международной организации «СОС. Детские городки» в Луганской области, наблюдала «Украинская правда. Жизнь».

Соцпедагог Елена проводит индивидуальное занятие с мальчиком, который имеет недостатки речевого развития. фото автора
РОДИТЕЛИ МОГУТ не осознавать, что У НИХ ПРОБЛЕМЫ

Под опекой организации в Луганской области около 450 детей.

Проект заботится о них по разным причинам: кризисные семьи, переселенцы, одинокие мамы, многодетные, приемные семьи — все, кому нужно подставить плечо и где необходима помощь детям: прежде психологическая.

Семьи могут приходить сюда сами — «сарафанное радио», или их направляют другие фонды или госинституции.

Команда в Северодонецке работает с февраля 2017 года и занимается 150 малышами и их семьями.

В основном клиентами центра становятся одинокие мамы или опекуны: бабушка, например.

Специалисты работают с различными семьями. Есть такие, где родители не умеют добавить 2 + 2. Буквально. Или не знают, как выглядит треугольник или квадрат.

Групповое занятие с детьми в Северодонецке. фото автора
Например, сейчас центр работает с мамой, которая после 9 класса сразу забеременела. Никуда учиться не пошла, школьные знания не применяла. Вот и забылись. У нее трое детей.

Такие родители вместе с детьми и соцпедагогом учат фигуры и числа.

— Семьи часто не замечают проблем, потому что не знают, как должно быть. Ребенок не говорит до 3 лет и ест только пюре? Ребенку 5, а она до сих пор в памперсе? Разве должно быть иначе? — рассказывает Светлана Тунтуева , начальница подразделения семейных форм воспитания в регионе.

Родители не имели положительного примера в прошлом, так прокатит свое неблагополучное детство на детей, искренне полагая, что так и должно быть.

Поэтому в основном к «СОС. Детские городки» приходят педагогически запущенные дети .

Бывает так, что дома у них нет ни одной игрушки . Игровую комнату центра они воспринимают как нечто фантастическое.

На занятии по соцпедагогом дети изготавливают перчатки-открытки мамам. фото автора
В этой комнате соцпедагог работает с детьми в группах, а дети 1,5-2,5 лет занимаются вместе с мамами. Елена Жеребятьева на практике их учит, как развивать и воспитывать детей.

— Через свои низкие знания родители думают, что если ребенку следующем году в школу, а она не умеет держать ручку в руках и думает, что корова — это дикое животное, это нормально, — рассказывает соцпедагог.

К тому же, родители часто думают, что это у ребенка проблемы, не в них .

Тогда специалисты объясняют: «Если хотите изменений в ребенке, стоит меняться самим».

Поощрить родителей к изменениям непросто. В большинстве — низкая мотивация.

— Это естественно. Ты кое-как устроился, а тут приходит соцработник и говорит, что тебе надо к психологу, соцпедагога, а еще образовательный уровень низкий. Ни фига себе, сколько работы!- объясняет Тунтуева.

Когда семьи начинают работать над собой — «втягиваются». Каждой создают индивидуальный план занятий. Здесь есть соцработники, соцпедагогы, дефектологи, психологи и психотерапевты.

Семья приходит в центр 1-2 раза в неделю, но никогда не может проконсультироваться с «своим» соцработником.

Семья постоянно на связи со «своим» соцработником. Коридор центра в Северодонецке. фото автора
После первых 3 месяцев комиссия просматривает: достигла семья успехов или нет. И решает: план остается таким же, или его нужно скорректировать, или семью уже можно «выводить» из проекта.

Изменения не приходят быстро. Соцработница Катя занимается одной семьей с мая. Лишь недавно алкоголики мама сказала, что готова работать с психологом.

Все это время с ее дочкой занимались психолог и соцпедагог.

— В жизни ребенка все было так грустно и серо, что она не имела откуда черпать положительный пример, была очень замкнута , — вспоминает Катя. С семьей работать и дальше.

ТРИ ПРИЧИНЫ не забирать детей от родителей

После таких историй невольно возникнет вопрос: а не лучше забрать ребенка от такой семьи?

Нет, и на это есть три веские причины:

1
Изъятие ребенка проблему семьи не решит

Есть случаи, когда женщину лишили прав на троих детей, а она родила четвертую.

Из-за отсутствия поддержки эта мама стоит в очереди на то, что ее лишили прав еще на этого малыша.

— Мы не наберем столько приемных семей и детских домов семейного типа … Кризис в Украине, и Луганской области в частности, показывает, что увеличивается количество детей, от которых отказываются родители и которых изымают из семей, и очень медленно идет процесс обучения и создания приемных семей, — рассказывает Тунтуева.

Познакомить РОДИТЕЛЕЙ с ними самими

— Представьте: вы встречаете друга на перроне, которого не видели несколько лет. Какие эмоции вы испытываете и делаете? — начинает групповое занятие с мамами в Старобельске психолог Татьяна Федотова.

Поочередно они называют радость, волнение, тревогу, страх … Из действий: грызть ногти, постоянно следить за часы и тому подобное.

Эмоции и действия психолог просит назвать, когда подъезжает поезд и выходит друг, а потом — когда товарищ уезжает.

Спектр эмоций и действий — полярный во всех случаях от радости до разочарования, от активного прыжки в ступора.

— Такими различны и эмоции наших детей, — объясняет мамам Татьяна . — В ситуации радости и тревоги мы можем видеть одни и те же реакции. Каждый может переживать те же ситуации по-разному. Например, вы куда-то ехать, а перед выходом ребенок говорит: «Мне надо в туалет».

Психолог помогает родителям лучше понять себя, чтобы они лучше понимали своих детей. фото автора
— О … — реагируют несколько мам.

— К этому надо относиться нормально, — продолжает Федотова . — Это сигнал от ребенка: «Обратите на меня внимание! Помогите! Мне нужна сейчас забота и поддержка».

Ребенок не хочет досадить взрослому, потому что еще этого не умеет. Она как маленький инопланетянин — только учится жить в этом мире.

— Хотите я вас познакомлю с вами ? — улыбается психолог.

И дает задание: разделить лист бумаги на две колонки. В левой — написать в столбик свои качества: положительные и отрицательные. А во второй — записать противоположные написанных черты: хороший / злой.

— Если у вас есть положительные черты, то должны быть и отрицательные. И наоборот, — объясняет психолог. — Благодаря этому человек понимает, что такое добро и зло. Вы прописали два своих полюса. Один вы понимаете и осознаете, а второй у вас есть.

Каждый зачитывает свой список, во время которого мамы обсуждают свои чувства. Татьяна знакомит родителей с ними самими, чтобы они лучше понимали детей.

— Мы ни в коем случае не должны говорить ребенку: «Ты поступил плохо, ты не мой ребенок, я тебя этому не учила». Мы живем с разными эмоциями и пытаемся понять: «Почему я так реагирую?».

Психолог вспоминает, как сама год назад выполнила это упражнение. И увидела в противном столбце «зла»:

— Ходила потом в думала: «Как так? Я — злая? Не может быть!». А потом поняла, что это нормально, я имею право злиться. Какой замок с дверей взлетел, почувствовала себя свободной.

» МЕНЯ НИКТО НЕ ПОНИМАЕТ »

Мамы в группе активно участвуют в занятии, делятся своими мыслями и переживаниями, хотя когда они только пришли в проект, были нестабильными и закрытыми: » Горе только мое», «Меня никто не понимает».

Групповое занятие мам и детей в Старобельске. фото автора
Большинство из них — люди, бежавшие от войны. В центре они учатся говорить о своих проблемах и восстанавливаются психологически.

— Когда я переехала сюда из Луганска, это было настолько морально тяжело. Незнакомая местность, никого знакомого. Я потерялась, осталась без работы, оказалось, что вокруг — вакуум, — рассказывает жена военного Настя. До войны семья жила в Луганске.

Когда Настя узнала о центре, не слишком верила, что поможет, но ушла.

На первых занятиях часто плакала. Как и другие мамы.

— Постепенно появилась уверенность, да не в будущем, а в настоящем . Стало намного легче, появилось круг общения, город уже не так чуждо и враждебно.

На первые занятия Настя приводила мужа, который потом сказал: » Больше не пойду. С меня Таня такое вытягивает, что мне стыдно».

А вот ребенок на занятия не ходит — бежит. Семья живет в 6 км от центра, то 14-летний сын пешком в субботу ходит.

Занятия с соцпедагогом в Северодонецке. фото автора
Ему так нравится, что встает без будильника, хотя в школу его разбудить трудно.

Хотя сначала и ему было сложно. Из-за переживаний весь прошлый год болел. За год занятий все наладилось.

Улучшились и отношения в семье. На занятии с психологом сын сказал: » Горжусь своими родителями, они уважают мои границы, любят меня и поддерживают. Я стал себя честнее оценивать, понимаю, когда начинаю лениться» .

Настя благодаря центру закончила курсы парикмахеров, клиенты приходят к ней домой, пока ищет помещение для парикмахерской в ​​селе.

УВЕРЕННОСТЬ ХОТЯ БЫ В настоящем

По словам Татьяны, 99% семей попали в Старобельском центр из-за потери: дома, работы, близкого человека, отношений.

Был папа, который не мог сам справиться со смертью жены от рака.

Хотел отдать маленькую дочь в интернат . Уже нашел место, рассказал ребенку, как хорошо там будет.

Когда об этом папу узнали в центре, поехали к нему.

— Девочка очень привязана к отцу, и для нее это была бы повторная травма. Мы поработали с папой, и он сказал: «Я вам так благодарен, потому что со стороны госслужб постоянно было давление, и не было поддержки», — вспоминает Федотова.

В Старобельске было много случаев, когда семьи приходили в проект на грани развода. Благодаря групповым занятием и психологу удалось спасти более десятка семей .

Соцпедагог работает с детьми на групповом занятии в Старобельске. фото автора
— Буквально через некоторое время видим бэби-бум! Вчера были в состоянии развода, а через год — плод любви появляется, — смеется психолог.

Руслан с Анной — разведенная пара с тремя детьми. Пришли сюда на прошлой неделе, чтобы им помогли сохранить семью.

— Когда ты дома, кажется, что твоя проблема — только твоя. А тут пришли, послушали — через одного и то же. И варианты нам дают решение тех или иных вопросов. Дома приходим, пытаемся применять: «А помнишь, нам говорили …», — улыбается Руслан.

— Дома так не откроешься, как здесь. Пока что. Извини , — смеется к мужу Анна.

Специалисты » СОС » работали с родителями и в передсуицидальних состояниях. Женщина эвакуировалась с оккупированных территорий с трехлетней дочкой. Познакомились с мужем, создали семью, родилась еще одна дочь.

Но через запущенную травму женщина пришла в центр со словами: » Я уже даже знаю дерево, на котором повишаюсь». А у нее — двое маленьких детей.

Маме помогли, сейчас он здоров и активен, с детьми все в порядке.

В Старобельске «СОС.Дитячи городка» — единственная организация, которая так поддерживает семью.

Под их опекой — 200 детей.

Центры Северодонецка и Старобельска занимаются 350 детьми и их семьями. фото автора
С КОТОРЫМИ детские проблемы работают психологи

В Северодонецке и Старобельске для детей также групповые занятия с психологом.

Они нуждаются в помощи в проблемах, которые многим взрослым могут показаться ерундой: » Не хочу учиться», «Не могу найти друзей», «Не могу найти общий язык с учителем», «Меня не понимают родители».

Поскольку в регионе много семей-переселенцев, у детей есть общие проблемы: адаптация к новому, сверстников.

— Для них это шоковая ситуация: потеряли дом, а тут еще и новые сверстники. Долгое время им было очень трудно завязывать с ними отношения.

Дите-переселенцы не понимали, почему они должны завязывать отношения со сверстниками. Они думали, что вернутся домой к друзьям. фото автора
Они думали, что этого не надо делать, что они вернутся к друзьям домой. В них высокий уровень тревоги, много страхов. С такими же проблемами приходят и родители , — рассказывает психолог.

Психология, А ГДЕ ДЕНЬГИ ВЗЯТЬ?

Конечно, только психологической работы для «вытягивания» семьи недостаточно.

Для детей здесь есть занятия по предметам начальной школы, математики, иностранного. В этом году будет еще украинский язык и история, чтобы подготовить выпускников к ЕГЭ.

Родители жалуются на безработицу, которое многих способно в депрессию вогнать.

Поэтому центр помогает и здесь: на тренинге их учили распоряжаться деньгами и как можно заработать, организовали занятия по компьютерной грамотности детям и планируют такие же уроки для родителей.

— В 90% детей дома нет компьютера . А в школе это надо даже для домашних занятий каких-то. Родителям компьютер нужен элементарно для того, чтобы искать работу. Сейчас большинство вакансий именно на сайтах, — объясняет соцработник Ольга.

Также «СОС» направляет своих клиентов на грантовые программы от различных партнерских организаций.

Там они могут пройти курсы швей, токаря, парикмахера, и иметь «живые» деньги.

За время работы двух центров не было ни одного случая, когда ребенка забрали от мамы.

Как правило, когда семью поддержат и выведут на самостоятельный уровень, она не «скатывается» назад.

— Я сама из этого региона, — рассказывает соцработник Катя . — До войны здесь было много организаций, которые могли оказывать психолого-педагогическую помощь. А проблемы были. Просто сейчас есть куда обращаться, поэтому люди начали приходить за помощью.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *