Истории Украинцев, в которых отказали почки

Эдуард не может выехать из Чернигова дольше, чем на два дня.

Не может поехать на неделю в отпуск, за границу, или хотя бы к дочери в Киев.

Три раза в неделю он бежит в медучреждение, чтобы 4:00 пролежать на кровати, пока кровь очищает «искусственная почка». У него отказали собственные.

Так живут почти все люди с почечной недостаточностью в Украине. По статистике Министерства здравоохранения ‘ я, их у нас 7400.

Кто-то скажет: «Мало». Но в такой ситуации может оказаться любой из нас.

Почки — это «молчаливая эпидемия». Они не болят, а медленно отказывают, и — внезапно для самого человека — перестают работать.

Почки — это «молчаливая эпидемия». Так аппарат «искусственной почки» очищает кровь
«НУ, У ТЕБЯ ПАПА И пьет!»

Эдуарду — 46. У него крепкое телосложение, мускулистые руки и низкий приятный голос.

До 2007 года служил военным и прекрасно себя чувствовал, пока не заболел рожу — инфекционное заболевание.

Медики дали столько антибиотиков, почки не выдержали.

Так Эдуард попал на гемодиализ — аппарат «искусственной почки», который перекачивает кровь через спецмашину, забирает из тела лишнюю жидкость (больные с почечной недостаточностью не имеют мочеспускання) и, взаимодействуя с лекарствами и специально очищенной водой, чистит кровь.

Пациенты должны проходить гемодиализ минимум три раза в неделю по 4:00. До конца жизни.

«Искусственная почка» должна перегонять и очищать пациентам кровь 12:00 на неделю
Эдуарду оформили инвалидность и на военную службу не вернули.

Пришлось смириться с новой жизнью и новыми ощущениями — в отделении нефрологии Черниговской областной больницы. В первый день процедуры начались сильные головные боли. Спрашивал у медиков причину, слышал: « К диализа надо привыкнуть».

— Была сильная интоксикация. Подошли к дочери соседи: «Ну папа у тебя и пьет понедельник, среду и пятницу вы его домой тянете на 6 этаж». Людям не докажешь, почему тебе так плохо .

Принцип диализа в облбольницы был такой: сначала бежишь на диализ, а через час его проклинаешь. На следующий день от диализа отходишь. А когда снова на диализ — бежишь, чтобы снова эту пытку получить.

Фото: PicsFive / Depositphotos
ТО, О ЧЕМ предпочитают молчать

Пациенты об этом вслух не скажут, врачи тем более.

Гемодиализ — благодарное поле для коррупции. По данным Александры Устиновой с Центра противодействия коррупции , лечение стоит 365 000 гривен в год на 1 пациента. Государство в 2018 году выделило на гемодиализ миллиард. По данным департаментов, это на 39% меньше от потребности.

Поэтому неудивительно, что в разговорах с УП пациенты из разных регионов рассказывали об очередях на гемодиализ, которых по закону быть не должно.

Нету диализа — пациент медленно умирает. Может протянуть несколько месяцев, может, год. Отправить его на диализ или нет, решает комиссия при местном департаменте здравоохранения.

После общения с разными людьми, которые имеют отношение к процедуре, складывается впечатление, что на «искусственную почку» часто попадают те, у кого есть средства или связи. Для остальных — это карусель смерти: «повезет — не повезет».

— 5 лет назад, когда у моего папы из-за рака отказали почки, нам сказали, что о диализ можно даже не мечтать. Очереди огромные, и берут в основном молодых. Он прожил еще несколько месяцев. В апреле с таким же диагнозом пошел наш второй папа, папа мужа, — говорит Александра Устинова.

Пациент на гемодиализе в чешском частном центре. фото автора
Молчат и о реальной цене процедуры в госучреждений. В Институте нефрологии озвучивают стоимость только расходных материалов — 1500 гривен. Остальные — коммунальные услуги, персонал, обслуживание оборудования — говорят, что не считали.

Впрочем, когда человеку надо в другой город и не может обойтись без диализа, платит за процедуру из собственного кармана.

По словам пациентов, средняя такса по госклиниках страны — 100 долларов. Это дороже, чем цена диализа в частном центре международной компании, работающей в Чернигове.

— Эти деньги не пойдут в казну, а кому-то «налево». Заплатишь ту сумму, которую тебе там назовут. Все. Знакомые 2500 платили, — рассказывает Эдуард.

«КТО ТАКИЕ диализников? ЭТО ЗОМБИ»

Ирина из Чернигова потеряла вследствие болезни почек и маму, и родного брата.

Брату не было 40. С 4 лет болел пиелонефрит , развившийся в почечную недостаточность.

Ирина на заднем фоне у медсестры. фото автора
— Ни дня брат не чувствовал себя хорошо. Мы его загружали в машину, чтобы привезти на диализ, и то же — чтобы забрать, — Ирине трудно сдерживать эмоции. Брат постоянно рвал и имел отекшие ноги.

— Знаете, как в областной больнице меня познакомили с диализом? Медик сказал: «Знаете, кто такие диализники? Это зомби». Брат был действительно таким, как …

Голос дрожит. Ирина добавляет, что в облбольницы ее брату не добавлены часов диализа.

Другие пациенты рассказывают УП, что это распространенная в Украине практика. В госучреждений мало аппаратов, или они старые, или уже некачественные. Ломаются. Поэтому пациентов из предусмотренных законом 12:00 в неделю могут держать под аппарат не 4:00, а 2,5 или 3, например. Из-за этого кровь должным образом не очищается и здоровья ухудшается.

Вскоре после того, как Иринин брат попал на диализ в черниговской больницу, почки отказали в ее мамы. Она умерла через полгода после начала диализа, брат — через полтора.

Когда Ирина видела родных во время диализа, панически боялась оказаться в числе таких больных.

Медик сказал: «Знаете, кто такие диализники? Это зомби». Ирина на диализе, фото автора
В течение 10 лет каждые полгода ходила на обследования и сдавала анализы. Когда почки все же отказали, зареклась идти в облбольницу.

Тратила 10000 гривен ежемесячно на лекарства, чтобы оттянуть диализ и дождаться места в частном центре. Ждала год. С семейного бюджета ушло 120 000 гривен.

На диализе она уже несколько лет. Не жалеет, потому что может работать, сажать огород, закрывать консервацию и даже работать в семейной мастерской.